В БОЯХ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ЕВРОПЫ

В 1945 году советские войска наголову разбили разбойничью фашистскую армию гитлеровской Германии, проведя ряд крупных наступательных операций. Начался год с Висло-Одерской операции (14 января - 2 февраля), а закончился победоносной Берлинской операцией (16 апреля - 8 мая). И нет ни одной операции, проведенной Красной Армией в победном 1945 году, в которой бы не участвовали бердчане, не пролили бы свою кровь. Около 50-ти бердчан не вернулись живыми из тех сражений, а двое из них погибли в различных боях при штурме Берлина.

6 мая, за два дня до Победы, не стало отважной бердчанки Тамары ДАНИЛОВОЙ. Тамара ушла на фронт в числе добровольцев. В начале боевой деятельности она отправляла в бой самолеты с заряженными ее руками пушками и самолетами. Позднее по ее настойчивому ходатайству была направлена в школу снайперов. Своими меткими выстрелами она отправила на тот свет не одного гитлеровца. Метко вела она огонь и в последний день своей жизни с чердака здания. Немцам удалось после нескольких погибших своих вояк от пуль, выпущенных из снайперской винтовки Тамары, обнаружить ее огневую точку. Фашисты открыли огонь по чердаку. Один из снарядов разорвался там, где находилась Тамара Данилова...

Немцы до последнего момента войны пытались вывести личный состав терпящей поражение армии, вооружение, боевую технику в зону действия наших союзников. То же они предпринимали и на Балтийском море в отношении боевых кораблей, вспомогательных и транспортных судов.

8-го мая, за несколько часов до окончания войны, в борьбу с очередным конвоем вступил летчик-истребитель Александр ШКАРУПЕЛОВ. В момент атаки на корабль самолет Александра был подбит и загорелся. Вскоре горящий самолет упал в холодные воды Балтики. Вместе с самолетом под воду ушел и Саша Шкарупелов.
10 марта 1945 года прощальным салютом провожали бойцы и командира стрелкового взвода 337-го полка 54-й стрелковой дивизии Михаила ДУРОВА.

Михаил родился и вырос в Бердске. В 1941 году получил специальность токаря. По этой специальности работал на Новосибирском заводе "Труд". В 1942 году убыл на фронт 18-летним юношей. Вспоминался Михаил, знавшим его, скромным, серьезным и вместе с тем живым, энергичным.

Боевая биография молодого воина писалась в рядах 220-й стрелковой дивизии, которая освобождала города и деревни Смоленщины, Белоруссии и Прибалтики. В этой дивизии Михаил от рядового разведчика вырос до помощника командира разведвзвода и получил воинское звание старший сержант.

За боевые заслуги во время проникновения зо вражеский тыл с последующей доставкой командованию ценных разведданных и "языков" был награжден орденами Красной Звезды и Славы III степени. Перед последней вылазкой в тыл к врагу был представлен к ордену Красного Знамени. Получить его не успел, случилось следующее. В деревне, занятой немцами, разведчики обнаружили немецкую машину и сделали около нее засаду, поджидая немцев, находившихся в соседнем доме. По появившимся фашистам разведчики дружно открыли огонь. Считая, что с фашистами покончено, разведчики стали садиться в машину. Прозвучал выстрел, которым Михаил был тяжело ранен. Боевые друзья поместили товарища в подвал к учительнице, попросив ухаживать за раненым.
Через пять дней деревня была освобождена нашими войсками. Разведчики без промедления бросились в дом учительницы. И только тогда Михаил пришел в сознание. Его самолетом отправили в тыловой госпиталь. Рана оказалась серьезной и запущенной. Во время операции Михаилу удалили одно легкое и два ребра. Полная инвалидность.

Выписавшись из госпиталя Михаил вернулся в Бердск. Здесь он посетил семьи своих товарищей, которые или воевали, или уже погибли. С каждым днем Михаил становился все более серьезным, сосредоточенным. При разговоре в семейном кругу он стал задавать вопросы типа: "Там гибнут ребята, а я тут должен сидеть?" Высказывал желание еще раз сходить в разведку и только после этого вернулся домой. Шел сентябрь 1944 года.

Не прошло и месячного пребывания дома, как Михаил твердо заявил матери: "Нет, мама, мне здесь места нет. Я должен отомстить за гибель товарищей!" С этими словами ушел в военкомат, где подал заявление о призыве в армию.

В разведчики Михаил больше не попал. Окончив краткосрочные офицерские курсы, он стал командиром взвода. Погиб от полученных ран, освобождая Польшу.

Одним из тех, кто не вернулся в Бердск и нашел свою гибель в последние дни войны на земле "тысячелетнего рейха" был грузчик мукомольного завода Михаил Калистратович КОСАРЕВ. Принимал участие в боевых действиях на р. Халхин-Гол в 1939 году. На фронты Великой Отечественной убыл после прохождения военных сборов в Бердске на 5-й день войны.

Михаил Калистратович принял активное участие в обороне Москвы, награжден медалью "За оборону Москвы". Участвовал во многих боях и сражениях артиллерийским разведчиком. Как на работе отличался трудолюбием и деловитостью, смекалкой и сноровкой, так же показывал себя и в боевой обстановке.

Командование артиллерийского полка, в котором служил разведчиком Михаил Калистратович в знак признания боевых заслуг нашего земляка направило жене благодарственное письмо. В нем есть такие строки: "Ваш муж ефр. Косарев Михаил Калистратович от имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество... награжден орденом Отечественной войны II степени и медалью "За отвагу".

Погиб Михаил Калистратович коммунистом во время проведения очередной разведки. Пуля, выпущенная фашистом, прошла через шею.

Совсем немного не дожил до Победы и Василий Иванович МАРЬИН. Он родился в Бердске на рубеже двух столетий. Здесь он провел детство, юность и зрелые годы. В 1929 году принимал участие в конфликте на КВЖД. Перед войной работал на Бердском хлебозаводе в должности экспедитора. Отец пятерых детей, он ушел на фронт летом 1941 года. Вскоре Василий Иванович, участвуя в тяжелых оборонительных боях, попал в немецкий плен, в котором находился 3 года 7 месяцев, ничем не запятнав свое честное имя.
После освобождения из плена наступающими советскими войсками В. Марьин снова влился в ряды победоносной армии. 301-я стрелковая дивизия, в которой продолжал боевой путь Василий Иванович, в ночь с 3-го на 4-е февраля 1945- г. первой форсировала реку Одер и захватила плацдарм на западном берегу реки - это было для противника недопустимым, так как отсюда лежал кратчайший путь к Берлину. На плацдарме разгорелись ожесточенные бои. Немцы всеми силами пытались сбить воинов-сталинградцев с плацдарма. Но безуспешно.

16 апреля 1945 года дивизия из района западнее г. Кюстрин пошла на штурм последних оборонительных рубежей врага, опоясывающих столицу фашистской Германии. Особенно фашисты рассчитывали на неприступность своей обороны в районе Зееловских высот. На этом направлении, сплошь усеянном огневыми точками, одетыми в железо и бетон, в составе 5-й Ударной армии наступала и 301-я дивизия. В первых рядах дивизии прорывался к Берлину и В. И. Марьин. В тот момент, когда нашими войсками уже были преодолены все линии немецкой обороны и завязались бои на восточной окраине города, наш земляк погиб при неизвестных обстоятельствах.

Федор Осипович ЗЯБРОВ шел к Победе через огненные рубежи два с половиной года. Дошел! С радостью победителя и в ожидании скорой встречи с родными написал им: "...Больше писем мне не пишите. Я скоро приеду". А вслед за тем письмом в семью Федора Осиповича пришло извещение о гибели родного им мужа и отца...
Со слов однополчанина, заехавшего в Бердск специально рассказать родным о гибели боевого товарища, стало известно следующее. Большая колонна конных повозок перевозила груз на значительное расстояние. Бойцы, среди которых был и рядовой Зябров, должны были сдать груз на склад места назначения и после этого их ждала демобилизация. Въехав в город, обоз остановился на главной площади и стал табором. Очевидец происшедшего ненадолго отлучился в ближайший магазин. В это время по повозкам с крыш домов диверсанты внезапно открыли огонь. Живыми остались только несколько человек. Произошло, это в Польше, уже после войны.

Отец Анатолия ЗВЕРЕВА Василий - был привезен в Бердск еще малолетним ребенком из Вятки в начале века. Здесь семьей были пущены глубокие корни.

С начала войны отец и старший брат Николай ушли защищать Родину, а Анатолий пошел работать на эвакуированный из Харькова завод. Приобрел специальность токаря. С этой должности в 1943 году и был призван в ряды Красной Армии.

Первое боевое, крещение Анатолий Васильевич получил на белорусской земле, стоя у противотанковой пушки орудийным номером. Не раз и не два приходилось артиллеристам вступать в борьбу с немецкими контратакующими танками, ни разу не допустив их на свои огневые позиции. Бои по освобождению Белоруссии для Анатолия Васильевича закончились на территории Польши под Варшавой, откуда 16-я тяжелая минометная бригада была выведена на отдых и пополнение из-за больших потерь.

Пополненную личным составом и вооружением бригаду командование направило на Сандомирский плацдарм. Отсюда Анатолий Васильевич в рядах бригады вначале дошел до Одера, а затем до южной окраины Берлина. Значительную часть этого большого расстояния пришлось преодолевать ползком или в рядах пехоты, корректируя огонь на подавление огневых точек противника или уничтржение вражеской живой силы , - на этом боевом пути Анатолий Васильевич действовал как артиллерийский разведчик. "Дважды фашистские снайперы сбивали с моей головы пилотку, когда я лазил по передовой, отыскивая вражеские цели" - вспоминал он.

От Берлина бригада была повернута на юг на уничтожение крупной немецко-фашистской группировки под командованием генерала Венке, которую с нетерпением ждал в последние дни и часы Гитлер для спасения столицы Германии от штурмующих ее советских войск.
"...трупов было очень много - из речки не напьешься воды. Немцы вначале сопротивлялись с отчаянностью обреченных. Потом, когда у них кончилось топливо и боеприпасы, они начали сдаваться. Пленных было очень много", - продолжал повествовать А. В. Зверев о своих .боевых делах. Война для Анатолия Васильевича закончилась в Праге. У него орден Красной Звезды, медали "За взятие Берлина", "За освобождение Праги". Перед наступлением на Берлин он узнал о гибели старшего брата Николая в схватке с латышскими "лесными братьями".

С младшим братом встреча состоялась после возвращения в Бердск Геннадия, воевавшего последний год войны в авиационной части - его боевая служба заключалась в том, чтобы находясь на передовой, наводить боевые самолеты с целью поражения как живой силы противника, так и его техники и вооружения.

Участник Берлинской операции Станислав Геннадьевич БУРАВЛЕВ родился в 1925 году на Алтае. Учился в бердской средней школе, был пионером, комсомольцем. В Красную Армию призван в 1943 году с мельзавода, где работал электромонтером.

Военкомат направил Станислава Геннадьевича в Новосибирское пехотное училище. После успешного его окончания он стал офицером. В январе 1944 года С. Г. 'Буравлев в составе 1-го Украинского фронта участвовал в Висло-Одерской наступательной операции. С боями прошел через Дембицкий угольный бассейн, города Краков, Грейвицы, Котовицы.

- Перед Одером, - вспоминал Станислав Геннадьевич,- мы шли во втором эшелоне. В одном месте обнаружили брошенные немцами машины. При осмотре убедились в их исправности. Без особого труда нам удалось их завести, и дальнейший путь продолжался уже на машинах. Был гололед и ночью мы не заметили, как проскочили по льду Одер. Разобрались только утром. Нас на левом берегу оказалось около пяти взводов: два из нашей части и три из соседней армии. Заняли оборону - плацдарм получился около 5-ти километров по фронту и столько же в глубину. Форсирование реки для немцев оказалось совершенно неожиданным. Они нас не трогали целую неделю. Правда, на второй день разбомбили на реке лед и мы оказались отрезанными от своей части, лишились путей подвоза продовольствия и боеприпасов.

Потом начались атаки немцев: одна за другой. Перед каждой атакой фашисты обстреливали нас из пушек и минометов, бомбила и авиация. Все-таки к нам присылали через реку необходимое для боя, подбросили огнеметы - стало надежнее.

А атаки гитлеровцев не прекращались, следовали одна за другой, в том числе применили и психическую атаку. Бьешь, бьешь их, а они все идут. Солдаты у меня, были бывалые, обстрелянные, они много мне помогали советами - знали свое дело. И мы выстояли, держались около полутора месяцев. За это время саперы навели через Одер понтонный мост, что позднее позволило подготовить плацдарм для наступления в сторону реки Эльбы.

За захват и удержание, плацдарма в моем взводе солдаты получили высокие награды, в том числе двое ордена Красной Звезды. Меня же чуть не отдали под суд за отрыв от главных сил полка...

16 апреля 1945 г. началась Берлинская операция. И снова .командир стрелкового взвода С. Буравлев повел своих бывалых солдат от рубежа к рубежу к победе. Принял участие в окружении армии генерала Венке с южного направления.

До Праги не дошел: она уже была освобождена. В одном из многочисленных боев Святослав Геннадьевич был ранен, но продолжал выполнять боевую задачу. После увольнения из армии вернулся в Бердск в звании старшего лейтенанта.

Вернулся домой с Победой, хоть и инвалидом, Иван Федорович СЕМЕНОВ. Он родился в д. Мураши Усть-Тарского района Новосибирской области в 1915 году. Многие годы, начиная с детства, выращивал хлеб. Трудолюбие, деловитость, честность - все эти качества Иван Федорович пронес через всю жизнь. Перед уходом на войну Иван Федорович работал на пилораме в коммунально-эксплуатационной части Бердского военного гарнизона.
- В апреле 1945 года,- вспоминал Иван Федорович,- мы вышли к восточному берегу Одера. Широким он нам показался тогда, но, наверное, такой он и есть. Готовиться к переправе нам пришлось недолго. 16-го апреля в 17-00 часов поступила команда спустить на воду лодки - они у нас были замаскированы в прибрежных кустах. Эту работу мы провели быстро. Вот уже первая лодка отчалила от берега, проплыла метров двадцать и вдруг взрыв. Немецкий снаряд попал прямо по лодке. Мы смотрели, как завороженные, чего-то ждали, но никто не всплыл.

Командиры грозными окриками привели нас в чувство. Мы суетливо расселись в лодки и поплыли. Кругом свистели пули, рвались снаряды, поднимая высокие фонтаны воды. Гребли мы со всем усердием, с полным напряжением сил. Нас в лодке было человек десять. Пронесло!

Высадились на крутой берег, высота его достигала метров 5-7. Под берегом, у уреза воды, проходила траншея, а в ней немцы. Мы еще с воды вели по ним огонь, что не давало фашистам возможности разделаться с нами. Мы бросились к траншее, ведя огонь из автоматов и закидывая гранатами. Немцы скрылись. Мы взяли влево вдоль берега и вышли к оврагу. Обстреляли его и провели разведку. При этом обнаружили, что гитлеровцы группами откатываются от берега. Мы потом узнали, что левее нас их теснили наши подразделения и создали условия для окружения сопротивлявшихся фашистов на берегу реки. Тогда -же мы этого не знали и начали преследовать отступающих. Тут стали прибывать другие переправившиеся подразделения. Дело пошло веселее. Появился и командир роты.

Скоро наступила ночь. Мы остановились. Всю ночь не спали: готовились и к обороне, и к наступлению. Утром продолжали преследовать противника. Так, сбивая немецкие заслоны, прошли километров 20. ' На этом рубеже немцы пошли в контратаку. Шли цепями, цепь за цепью. Трудно бы нам пришлось, не появись неожиданно наши самолеты, которые снизились и буквально начали косить немцев. Мы с криками "Ура!" бросились вперед, преследовать удирающих гитлеровцев. Освободили какое-то село, и пошли дальше. В какой-то момент боя немецкая пуля попала мне в голову. Удар был таким сильным, что я сделал оборот вокруг своей оси и рухнул на землю.

Видимо, моего падения никто не заметил в пылу боя. Придя в сознание, я никого не обнаружил. Кругом стояла мертвая тишина. Двое суток мне пришлось пролежать в воронке... Госпитальную койку я покинул в конце июля 1945 года.

Всю Европу прошел и живым, весь в наградах, вернулся домой Константин Васильевич ПОПОВ. Он родился в 1925 году, 17-летним был призван в армию. Пять месяцев вместе с 18-ю такими же зелеными хлопцами из Бердска осваивал снайперское дело в Асиновской школе снайперов.

В рядах 52-го стрелкового ' полка молодой боец принял участие в освобождении Смоленской области. Прошел с боями через такие крупные города, как Вязьма, Духовщина. Деревень на пути не было, торчали только столбы да печные трубы...

В дальнейшем боевые действия перекинулись в Белоруссию, где в марте 1944 года при наступлении в сторону Витебска Попов был тяжело ранен: вражеские осколки впились в грудь, живот и поясничную область. Вывезли раненого на собачьей упряжке-"лодочке". Врачи операцию делали в полевом госпитале, лечили в Смоленске, а закончили лечение в Улан-Удэ.

Снова на фронт Константин Васильевич вернулся в конце 1944 года, под Варшаву. Пришлось форсировать и Вислу, и Одер. Реку Одер форсировали в районе города Штеккен. "Здесь нас сняли с фронта,- вспоминает солдат,- и вывели в тыл для охраны нашей правительственной делегации во время подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии.

...На территории Германии нам встретились власовцы. Мы их в плен не брали, расстреливали, хотя такого приказа не было. Мы этих предателей Родины ненавидели люто - они были хуже гитлеровцев. Находили у них дневники. Читал такой дневник у одного убитого власовца и я,- признался К. В. Попов.- Там предатели описывали, как попали в плен, как содержались, •, как перешли на. сторону врага. В дневнике, который я читал, власовец писал, что хотел вернуться к своим, но за ними зорко следили немцы. Потом же, когда появилась возможность перейти, стало ясно: свои не поверят, не простят - вот так и пришлось стрелять в своих до конца..."

Еще запомнилась Константину Васильевичу встреча со знаменитым писателем Ильей Эренбургом: он убеждал убивать только тех немцев, которые держат в руках оружие, а мирное население не трогать...

Медали "За взятие Кенигсберга", "За освобождение Варшавы", две медали "За боевые заслуги" - так оценило ратные заслуги К. В. Попова командование.

Многие бердчане помнят кавалера ордена Славы Егора Трофимовича Коробаева, отличившегося в боях за освобождение Чехословакии. Восемнадцатилетним юношей в августе 1942 года он был призван в ряды Красной Армии. Егор среди многих других бердчан окончил Новосибирскую школу связи, где узнал о гибели старшего брата Ивана.

Боевой путь сибиряк начал в 14-м Гвардейском мотоциклетном батальоне 5-й Гвардейской механизированной дивизии в период проведения Корсунь-Шевченковской наступательной операции. Отсюда его путь пролег через правобережную Украину и Венгрию до столицы Австрии. Победу над фашистской Германией встретил в освобожденной Праге.

Пятнадцать благодарностей от Верховного Главнокомандующего хранятся в семейном архиве Е. Т. Коробаева. За образцовое выполнение .боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и храбрость он был награжден орденом Славы III степени и медалью "За отвагу".

В боях на чехословацкой земле Егор Трофимович получил задачу вести корректировку нашего артобстрела по обороняющемуся противнику. Большой опыт и природная смекалка помогли бердчанину выбрать удачную для1 этой цели позицию. Точный, наметанный глаз и умение ориентироваться на местности в сложной боевой обстановке помогали ему быстро обнаруживать вражеские огневые средства и давать точные координаты артиллеристам на их уничтожение. Все это способствовало нанесению противнику большого урона от огня наших артиллеристов. За этот подвиг - орден Славы.

В другом случае' подразделение, в котором был Егор Трофимович, вышло на дорогу, по которой отступал противник. Бойцы стояли насмерть, дрались с наседавшим противником самоотверженно. В результате враг не ушел, был разгромлен. На гимнастерку Е. Т. Коробаева командир прицепил медаль "За отвагу".
В сентябре 1945 года к медали "За победу над Германией" на груди Егора Трофимовича появилась еще одна: "За победу над Японией". На Дальнем Востоке закончился боевой путь гвардии сержанта Коробаева.

В ноябре 1941 г. из Бердска была призвана группа военнообязанных в количестве 15-ти человек и направлена в Каргатский район. Они влились в формирующуюся из сибиряков 72-ю морскую стрелковую бригаду. После формирования бригада убыла на Кольский полуостров и встала в оборону на пути врага, рвущегося к порту Мурманск. С января 1942 года по октябрь 1944 года бригада провела большое количество боев, участвовала в изгнании фашистов из Советского Заполярья.

Один из участников оборонительных боев 72-й морской бригады в Кольском районе Мурманской области Василий Алексеевич БАННИКОВ, вспоминая те далекие события, рассказывав: "Из Мурманска мы переехали через залив и заняли оборону на 44-м километре по берегу речки Западная Лица. Кругом нас были сопки, в сторону противника проходила лощина. Ее называли "Долина смерти" - там много погибло наших и раньше, когда нашей бригады там еще не было. Жили мы в землянке в три наката.

В 1943 году мы должны были овладеть сопкой под названием "Двадцатка". Пошли в первый день в атаку на эту сопку батальоном - это была разведка боем. Фашисты открыли из всех видов оружия ураганный огонь. Атака не получилась, батальон, понеся очень большие потери, отошел на свои оборонительные позиции. Зато мы разгадали вражескую систему огня. На второй день атака на высоту повторилась. Я был минометчиком 50 мм миномета. Мы получили задачу на уничтожение вражеских целей на склоне высоты. Я произвел шесть выстрелов. В это время меня вызвал к себе командир взвода. Когда вернулся к миномету, то узнал, что вблизи моего миномета произошел взрыв вражеской мины. Она разорвала на части моего заряжающего. Мы продолжили стрельбу и успешно: нам удалось подавить вражеские огневые точки. В этот день удалось овладеть "Двадцаткой", за взятие которой мне был вручен орден Красной Звезды.

Затем нас отвели на сопку "Бабуринскую", а напротив, через ту же речку Западную Лицу, немцы занимали сопку "Курдюк".
Со мной воевали из бердчан Василий Рубцов, Иван Караваев и Дмитрий Мельников. Последний был связистом, координировал огонь наших минометов. Дмитрий однажды шел с радиостанцией на лыжах и сорвался с сопки. Разбился насмерть..."

В боях на реке Западная Лица погибли кроме Дмитрия Мельникова Андрей Клищенко и Павел Колясев. Во время Петсамо-Киркенесской операции погиб Иван Богданов.

В последующем, 72-я бригада моряков была передислоцирована из Заполярья в Польшу. При ее освобождении погибли Иван Караваев и Николай Кочнев. Последний бой бригада провела против окруженной группировки немцев на территории Чехословакии уже после для Победы - 12 мая 1945 года.

Одним из тех бердчан, кто прошел с морской бригадой весь ее боевой путь, был Георгий Петрович Еремин. Кроме других боевых наград у него была медаль "За освобождение Советского Заполярья".

Никита Лукьянович ГАЙДУК закончил войну в поверженном Берлине. Но до этого счастливого момента много испытаний пришлось перенести нашему мужественному земляку.
102-й стрелковый полк стал для Никиты Лукьяновича родной семьей на многие месяцы. Тяжелые бои на юго-западном направлении, оборона Сталинграда в критические дни боев в междуречье Дона и Волги. Здесь, на волгоградской земле, начался отсчет самых тягостных для нашего земляка дней: в безвыходном положении он попал в плен к немецким оккупантам. Первой мыслью было: бежать, во что бы то ни стало бежать из плена! Не скорр, но эта мечта была осуществлена. После побега Н. Л. Гайдук твердо решил продолжить борьбу с оккупантами и ему удалось влиться в партизанский отряд им. Ворошилова, в котором воевал в Днепропетровской области до прихода частей Красной Армии.

С декабря 1943 года и до конца войны Никита Лукьянович сражался в рядах 53-й мотострелковой бригады, освобождал Одессу, пересек границу с Румынией. В 1944 году прошел с боями через Белоруссию и Литву в составе 3-го Гвардейского танкового корпуса. Принимал он участие и в боях на территории Польши во время прорыва наших войск к Балтийскому морю в районе Данцигской бухты, на заключительном этапе войны участвовал во взятии Берлина.

Боевой путь Никиты Лукьяновича отмечен солдатским орденом Славы третьей степени и многими благодарностями Верховного Главнокомандующего.

От боя к бою победными дорогами шел офицер-артиллерист Николай Никитович АДОНЬЕВ. Родился и вырос он в Бердске. В 1938 году в числе первого выпуска десятиклассников покинул стены школы № 2. По окончании Томского артучилища командовал огневым взводом полковой артиллерии. Когда наши войска подошли к Берлину, Николай Никитович командовал дивизионом 160-мм минометов.

2 апреля 1945 года в районе г. Котбуса его дивизион получил приказ уничтожить железнодорожную станцию, на которую немцы поставляли воинские эшелоны. Пристрелочные выстрелы показали, что расстояние до станции превышает технические возможности наших минометов. Сменить огневые позиции в сторону станции - не позволяла местность. Тогда командир дивизиона принял смелое решение: нужно увеличить пороховой заряд, что и было сделано. Для обеспечения безопасности личного состава расчетов были, вырыты отдельные укрытия, куда от минометов протянули шнуры. На подготовку к ведению огня ушло два дня - все делали тщательно - таков был характер командира.

Начальник разведки дивизиона офицер Утверидзе, расположившийся с радиостанцией в трубе цементного завода, доложил: на станцию прибыло несколько эшелонов, среди них цистерны.

Получив разрешение на открытие огня от командующего артиллерией дивизии майор Н. И. Адоньев в 5 час. 30 мин. дал команду: "Огонь!" После четырех пристрелочных выстрелов залп из 16-ти стволов достиг цели. На, станции стали рваться вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим. Пункт снабжения противника перестал существовать, он был стерт с лица земли.
25 апреля личный состав дивизиона был награжден правительственными наградами, Николаю Никитовичу был вручен орден Красного Знамени. 

После разгрома ненавистного врага в Берлине, дивизион принял участие в освобождении Праги. Здесь прозвучали последние боевые приказы майора Адоньева на открытие огня по врагу. Наступил долгожданный мир.

 

Православие.Ru Образование и Православие
Рекламодатели сегодня:
 
Дислалия - услуги логопеда в волгограде при нарушения речевого развития