Главная    Архив    

Газета Бердск православный
Преображенский собор
Сретенский храм
Воскресная школа
Часовня Казанской иконы Божией Матери в Бердском Пансионате Ветеранов труда
Епископ Сергий (Соколов)
Архимандрит Макарий (Реморов)
История
Гостевая книга
 
Перейти на главную страницу

История

 Военная тайна соснового бора

Анатолий Соколов вернулся в землянку, где зимой 43-го года проходил курс бойца, 10 лет назад, когда переехал в Бердск. Тогда он впервые летом увидел сосновый бор, в котором во время Великой Отечественной формировались знаменитые сибирские дивизии.

От его землянки остался лишь прямоугольной формы котлован, поросший травой и кустарником, засыпанный сосновыми иголками. Но он сразу узнал: вот вход в землянку, вот место построения, здесь был склад боеприпасов, там стояла сгоревшая баня. А по сохранившейся с военных лет (ныне «пляжной») дороге 63 года назад подводы привозили продукты и увозили грязное белье на стирку в старый Бердск.

Анатолий Андреевич иногда приезжает в микрорайоновский лес, чтобы еще раз вспомнить прожитые здесь полгода. Пока позволяет здоровье. 16 августа 2006 года ему исполнится 80 лет.

Солдаты, которых в бердском лесу готовили к отправке на фронт, жили в холодных землянках, но не срубили ни одного дерева. Лес считался неприкосновенным.

Рядовой Анатолий Соколов, ноябрь 1943 года. Через месяц после прибытия в бердский военный лагерь призывники приняли присягу и по этому случаю сфотографировались в фотосалоне старого Бердска. Каждый солдат получил на память по одной фотографии. На ней будущему фронтовику 17 лет

По дороге на берег Обского моря мимо дач Микрорайона виднеются правильной формы рвы и овраги, поросшие травой и деревьями. Далеко не все бердчане знают, что это окопы и землянки времен Великой Отечественной - остатки полевого лагеря 21-го и 22-го стрелковых полков, пополнявших сибирские дивизии, и полка НКВД, готовившего кадры для заградотрядов. По 5000 человек в каждом полку.

17-летний Толя Соколов был призван в поселок Бердский из Барабинска в октябре 43-го года, а уезжал в апреле 44-го уже из Бердска, статус города которому был присвоен двумя месяцами раньше. В его призыве все были ровесники - 1926 года рождения - самые старшие из тех, кто мог держать оружие.

Анатолий Соколов и сейчас, по прошествии 63 лет, прекрасно помнит, где стоял домик командира, где располагались солдатские землянки, столовая и баня. А дорогу, по которой микрорайоновцы ходят на пляж (от ул. Лунной), проложили военнослужащие, будущие участники Великой Отечественной войны. По словам фронтовика, бердчане в местной «учебке» не служили, дабы избежать дезертирства и самоволок, поэтому и не осталось в общей памяти горожан этого кусочка истории.

На месте нынешнего Микрорайона во время войны, вспоминает фронтовик, было учебное поле все в окопах - от соснового бора до аэродрома. Лес изменился с тех пор. На разобранных и засыпанных землянках высадили рядами молодняк. Обь разлилась до размеров моря. А 63 года назад новобранец Соколов вместе с другими мальчишками-призывниками бегал после подъема в 6 утра умываться на речку шириной не более километра. На другой берег, где росли березы, солдаты ходили за дровами. Удивительно, что во время войны запрещалось вырубать сосновый лес. Поэтому и таскали березовые бревна по льду на себе и на подводах, чтобы отапливать командирский домик, небольшие офицерские землянки, топить печи в столовой и пекарне. И поэтому в 41-м году лагерь строился из привозного на плотах леса. Солдатские землянки, рассказывает Анатолий Андреевич, обогревались только телами и дыханием:

- Несмотря на морозы, утром в землянке вода с потолка капала - надышали за ночь. И тепло становилось. Шутка ли - 500 человек на трехъярусных нарах. Портянки сушили своим телом, подкладывая под простыню. Землянки огромные: метров 40 в длину и 20 в ширину, высотой метра три. В них имелись «ленинская» комната, умывальня, узкие окошки. В нашем полку было 10 таких землянок на полтысячи человек каждая. И в соседних полках столько же.

На стрельбища ходили под духовой оркестр к Гуменке. А в старом Бердске пришлось молодым бойцам побывать только раз - в ноябре 43-го после принятия присяги их строем повели фотографироваться. Город тогда был маленьким и деревянным. Из больших зданий запомнилась Анатолию Соколову церковь без колоколов и креста. Помнит бензобаки на месте сегодняшнего комбината «Гигант», помнит Красный Сокол - названный так в честь летчиков, живших в том районе в двух деревянных бараках.

А во время присяги бойцы-мальчишки впервые поняли, что детские игры закончились. Из призванных - 15-20 баптистов отказались брать в руки оружие. Тут же приехали из Новосибирска офицеры военного трибунала, и состоялся суд. Вердикт был беспощаден - в духе времени - главного приговорили к высшей мере наказания. Приговор привели в исполнение немедленно. Отвели на берег и расстреляли на глазах у роты. Остальные поступились своими религиозными убеждениями, чтобы остаться в живых. Хотя бы до фронта. Но на передовую никто не рвался, отмечает Анатолий Андреевич. Прошел, говорит, тот патриотический подъем начала войны, когда думали, что за пару месяцев гитлеровцев шапками закидают и целыми классами уходили воевать.

Поголодать в бердских лесах пришлось: всю зиму ели мороженую капусту и картошку - по тыловой норме. "Овощи, выращенные в своем подсобном хозяйстве на острове, который во время строительства Новосибирской ГЭС был затоплен, оставили предшественники. Махорку Анатолий начал курить, чтобы притупить голод. Из-за маленького роста, рассказывает, ему не доверяли носить 50-килотрам-мовые стволы минометов. Это делали высокорослые однополчане. Их он провожал весной 44-го с бердского вокзала, откуда они эшелонами отправились на передовую. Сержант Соколов попал на фронт через полгода Закончив обучение в учебно-минометной роте, он в числе 30 сослуживцев по разнарядке был направлен курсантом в Купинскую авиационную школу. Толя прошел по состоянию здоровья и по образованию. Не у каждого призывника была 10-летка за плечами.

Всю свою войну Анатолий Андреевич в составе И Украинского фронта летал пилотом на бомбардировщиках, в том числе на двухмоторном «Дугласе». Воевал в небе Румынии, Венгрии, Чехословакии, Австрии. В Вене сбегал к могиле популярного в те годы Штрауса и положил букетик. В Югославии самолет Соколова был подбит, Анатолий получил тяжелое ранение в руку и был списан в механики.

- Военный лагерь в бердском лесу - не «чертова яма», как написал в своей повести Виктор Астафьев, служивший годом раньше меня. Это святое место! - убежден Анатолий Андреевич. — Отсюда за всю войну ушли на фронт сотни тысяч солдат. Здесь хранится живая история страны и нашего города.

Анастасия КОВАЛЕВА, фото автора

БК №28 (155)

Православие.Ru Образование и Православие

Дата последнего обновления -
 22 мая 2010 г. 13:49:11

    Главная    Архив    
Рекламодатели сегодня:
 
Подробная информация купить соленоидный клапан здесь.